Alex Bausk on engineering and unrelated learnings

Житїє

Повесть о бесноватой жене Соломонии

leave a comment »

Взято из документа, опубликованного http://smelding.livejournal.com/387635.html.

Это триллер XVII века, читать на ночь.

Повесть о бесноватой жене Соломонии.


В лето 7167 февраля случилось это неподалеку от города Устюга за сорок поприщ.

Вверх по Сухоне-реке есть волость, называемая Ергоцкой, в ней же церковь Пресвятой Богородицы. Священник той церкви именем Димитрий и жена его Улита имели дочь Соломонию, о которой и предстоит слово.

Когда Соломония выросла, захотели родители выдать ее замуж за крестьянина Матвея. Так и случилось. И пос­ле совершения брака, когда находилась она в чертоге невесты и захотел муж ее выйти за порог дома телесной ради нужды, то, по исшествии его, искони ненавидящий добро злой старый враг дьявол-сатана, который не пре­кращает человека искушать, чтобы не ему одному, сатане, в геенне мучиться, замыслил зло сам, или послан был неким волхвом, человеком лукавым и недобрым, окаянником и угодником сатанинским, на погубление Соломонии.

И пришел сатана, словно человек, к дому и, постучав в дверь без молитвы, проговорил человеческим голосом: «Соломония! Открой дверь!»

Она же, встав с ложа своего, открыла дверь дома, думая, что это муж ее пришел к ней. И в тот час пахнул ей в лицо сильный вихрь, и явилось пламя огненно-синее.

Соломония ужаснулась, догадавшись в уме своем, что не муж ее пришел к ней, а некое ужасное видение. Когда же спустя время вернулся муж ее Матвей в дом, она впала в еще больший ужас и была всю ночь без сна. Нашло на нее великое трясение и лютый озноб, и на третий день ощутила она у себя в утробе демона лютого, резавшего утробу ее, и была все время во исступлении ума от жив­шего в ней демона.

И на девятый день после свадьбы, по захождении солнца, когда были они с мужем в доме и хотели ложить­ся спать, внезапно увидела Соломония демона, пришедшего к ней в образе зверя – мохнатого, с когтями, и зверь тот лег к ней на постель. Она, испугавшись его, пришла в исступление. Зверь тот осквернил ее блудом, а она очнулась на следующий день в третий час дня и не рассказала никому случившееся с нею дьявольское кознодейство.

И с того дня окаянные демоны стали к ней приходить по пяти и по шести в человеческом облике, как прекрас­ные юноши, и нападали на нее, сквернили ее и уходили. Люди же того не видели.

Соломония поведала мужу, что демоны приходят и сквернят ее. Он же ничего ей не отвечал. И прожив с нею некоторое время и видя гибель жены своей, отвез ее к отцу, священнику Димитрию, и к матери и оставил ее жить у родителей. Те же окаянные водяные демоны и туда приходили и сквернили ее, и стоило Соломонии выйти из дома на порог, они, окаянные, невидимо похи­щали ее и уносили в воду. Она кричала, а домашние бежали на голос и не находили никого. И жила Соломония у демонов в воде по три дня и три ночи. Здесь же осквернив ее, относили демоны Соломонию, оставляя, когда в лесу, когда в поле, и бросали ее нагую, и христолюбивые люди приводили ее к дому отца. Отец же и мать, видя гибель дочери своей, горевали и недоумевали.

Однажды окаянные демоны пришли, когда была Соломония одна в доме отца своего, и стали ее бросать: один демон в тот угол дома, другой демон – в иной угол, третий демон – на полати, четвертый же – на печь, и так мучили ее многие часы. И, взяв веревку, привязали за шею ее, вздели на веревку камень жерновный и положили на лицо и на грудь ей, и на столе прорезали дыру,  и  тут же  повесили  Соломонию  к  потолку  дома.

Соседи же, услышав, что с нею что-то случилось, рассказали отцу ее об этом, он же пришел и не увидел никого, лишь Соломонию, одну лежавшую и веревку на шее у нее, и камень, и стол. И не знала она, как оказа­лась внизу, и долго была словно мертвая от того мучения, и с трудом очнулась. Отец освободил ее от веревки и кам­ня, и пришли соседи и увидели, что тело ее избито и по­синело, однако боли она никакой не чувствовала.

Отец и мать Соломонии запирали ее на ночь в доме одну, ибо боялись ее: когда окаянные демоны к ней приходили, и бывала она вне ума, давали те демоны ей копье железное, чтобы заколола отца своего. И наутро пока­зывала домашним своим настоящее, не привидевшееся копье. И было ей такое мучение беспрестанно, не нахо­дила от демонов покоя, а иные вражьи козни невозможно и описанию предать. И многие люди тому вражью кознодейству в той волости были свидетели.

Спустя некоторое время пришло водяных демонов великое множество, и стали они принуждать ее, чтобы жила у них и веровала бы, как и они, в сатану, отца их, так же бы пила и ела с ними, волю бы их во всем тво­рила. Сначала лаской и честью хотели отвратить ее от христианской веры, говорили ей: «Видишь ли, Соломония, какая жизнь у нас, и добра, и богата, и в чести у нас ты великой будешь». Она же им ничего не отвечала.

Увидели окаянные демоны, что добротою и лаской не смогут прельстить ее и отвратить от христианской веры истинной, и стали ее мучить. Растянули ее по стене, и ру­ки и ноги в смыки забили, и копьем ее кололи, и рожнами тыкали, и ножами резали, и когтями все тело ее драли, и потом спросили ее: «Веруешь ли в нас и в отца нашего сатану?» Она же ничего им не отвечала. Тогда расковали ее и возвели на высокое место, и взяли за руки и ноги, и бросили на землю, так что упала и ударилась смертно. И с трудом очнулась.

Взяли демоны ее, Соломонию, к себе, и отдали некой деве, а называли они ту девицу Ярославкой, и сказали: «Увещай сию жену, чтобы она с нами жила здесь, и пи­ла, и в нашу веру веровала, как и ты». Мы же не смогли отвратить ее от прежней жизни ни ласкою, ни принужде­нием, ни мучением. Не говорит она нам ничего».

И отступили от них демоны. Девица же начала Соломонию расспрашивать: «Как ты пришла сюда, из какого города или села, чьих отца-матери и сородичей?» Обо всем подробно расспрашивала. Соломония же все о себе рассказала. Ярославка отвечала ей: «Если ты, Соломония, жить здесь не хочешь, ты у них ничего не ешь, не пей, и ничего им не отвечай. Они помучают тебя да и отпустят». О себе же девица поведала, что рождением она из города Ярославля и отдала ее к этим темновидным демонам мать после рождения ее.

Спустя некоторое время пришли демоны к Соломонии и спросили: «Веруешь ли в нас?» Она же им ниче­го не отвечала. Долго угрожали ей, заставляя уверо­вать в них.  Соломония молчала.  И после многих угроз взяли ее те лукавые духи и отнесли от мучений едва живую в лес, и с великим трудом к дому своему она пришла.

И прожила в доме отца шесть дней, покуда демоны те, придя невидимо, не взяли ее и не унесли к себе. И была у них два дня и две ночи, и зачала у них, и но­сила полтора года.

Когда же пришло ей время родить, осталась она в доме отца своего и выслала отца со всеми домашними из до­му вон, сказав им, что будет рожать неприязненную силу демонскую и не хочет, чтобы те прескверные, когда родит их, убили сородичей ее. Домашние послушались Соломонии и вышли, горько сетуя и плача, и оставили ее одну в доме.

И когда начала она рожать, пришла к ней от тех темновидных демонов жена и стала с нею водиться. И родила Соломония шесть демонов, а с виду они были синие. И взяла их та жена, что с нею водилась, и унесла из дома, и положила под мост.

Отец ее пришел со всеми домашними в дом, и сели обедать, а темновидные демоны, что родились у Соло­монии, выбрались из-под моста и камнями стали метать в них и землю бросать. Отец и мать Соломонии и все жившие в доме, видя таковую погибель, выбежали из дома. Соломония осталась одна.

Жена, что водилась с Соломонией, пришла вновь и принесла сосуд крови, и велела ей пить. Соломония не могла пить. И сказала ей темнозрачная жена: «Если ты не пьешь крови, заколи отца своего». Соломония же ей отвечала: «Дайте мне урочное время, и я заколю отца моего». Потому сказала ей так Соломония, что уже не могла терпеть мучения от тех демонов, что сама родила. Они сосали грудь ее, как змеи лютые.

И три дня и три ночи не входили в дом домашние все, боясь камней, бросаемых демонами. И в четвер­тый день, когда вошли, не увидели никого. Соломонию демоны с собою унесли и осквернили ее вновь. И снова зачала в утробе от насилия дьявольского, и носила, и родила двоих демонов в доме отца своего, и невидимо унесли их от нее.

В другой раз родила одного демона и потом снова родила двоих демонов. Соломония, рожая, хлеба не ела, но приносили ей невидимые темные те синьцы птичью кровь, и траву, и коренья, и тем ее кормили. И спустя не­которое время те окаянные взяли ее невидимо и унесли к себе в воду. И была у них она три дня и три ночи. А отец и мать искали ее и плакали.

И когда окаянные те принесли ее к себе, то стали радоваться тому, что она родила им детей. И принесли их к Соломонии и спросили их: «Кто вам сия жена?» Те же отвечали: «Мать она нам». И потом окаянные сели каж­дый на своем месте и начали есть и пить и Соломонию стали принуждать к тому. Но она, как и прежде, того не хотела. Окаянные же мучением стали ей угрожать, тогда она им повиновалась. И дали ей ковш и начали вином наливать, и всем темнозрачным повелели подносить, и имена их называть. Соломония же всем подносила пить от первого до последнего.

Было же демонов великое множество, и все они го­ворили друг другу: «Всяко мы ее мучили, и били, и ножа­ми резали, и копьем кололи, и ногтями драли, чтобы отступилась от веры своей и в нас веровала, и жила бы у нас, и никак не можем отвратить Соломонию от веры ее». И тогда решили: «Сварим в котле воды и туда кинем ее, если, убоявшись, не повинуется нам».

Но не сбылся злой их умысел, снова отдали Соломонию девке Ярославке, она же и поведала Соломонии о том, что хотели демоны ее сварить. Ярославка сказала ей: «Соломония, я тебя отпрошу у них к отцу схо­дить проститься». И стала учить ее именам демонским, как кого зовут. Учила же ее Ярославка прежде по десят­кам, тому выучит да иному. И Соломония, по десяткам уча, все имена их узнала. Потом сказала Ярославка: «Соломония, как тебя отпустят к отцу проститься, ты вели отцу своему те имена, что тебе назвала, переписать и проклинать окаянных во святом алтаре, где бескровная жертва приносится Господу, и тогда им, окаянным, уже невозможно будет ни тебя увести, ни приблизиться к тебе». И пришла девка Ярославка к темнозрачным демонам и сказала им: «Отпустите Соломонию к отцу проститься, и, простясь она с отцом, будет здесь вечно жить». Они же послушались ее и понесли Соломонию к отцу, а принесли на болото. Было же их, окаянных, великое множество, и стали они Соломонию в болоте топить. В то время на­шла туча большая с молнией и громом страшным и с тресканьем сильным, и начало их молнией палить, и убило их многое множество. И были болото и озеро исполнены ими как смолою, и, видя их погибающих, по­бежала Соломония и укрылась в яме. Но оставшиеся окаянные демоны и там ее нашли и снова стали мучить всякими муками. И в тот час случилась буря великая, и гром и молния, и, страшась бури, отступились от нее демоны, а она от них убежала и добралась до дома отца своего сильно истомленная.

Увидев ее, отец и мать очень обрадовались, потому что уже отчаялись, думая, что вечно ей не выйти из воды от окаянных тех демонов. Соломония поведала отцу своему, как ее демоны мучили и как отдали девице Ярославке, и что ей Ярославка наказывала,. чтобы от демонов спас­тись, как выучила ее именам демонским и велела их на­писать и проклинать. И про все то подробно рассказала отцу. Отец, и мать, и все родные ее, слышав все это от нее, плакали. И отец написал имена демонов, которые слышал от нее, и стал их, окаянных, проклинать во святом алтаре, где тайная жертва совершается.

И с того времени Соломония от бывшего с ней демон­ского мучения и ран впала в болезнь близ смерти. И в один из дней, когда задремала, истомленная недугом, увидела во сне жену святолепную, которая пришла к ней и сказала: «Соломония! Пойди ко граду Устюгу, а здесь не жи­ви ни мало и от волхвов не ищи себе исцеления, не будет тебе от них помощи». Соломония спросила имя ее. Жена же сказала: «Нарицаюсь я преподобная Феодора». И ста­ла невидима.

Соломония пробудилась от сна и поведала видение отцу своему. Отец стал посылать ее в город Устюг. Она же отвечала: «Не хочу того слышать». Ибо воспротивилась в ней тому демонская сила. Отец же и мать ее едва умо­лили, чтобы шла Соломония к городу Устюгу, и с тру­дом повиновалась им.

И когда пришла в Устюг, повелели ей жить возле со­борной церкви Пресвятой Богородицы, что на площади, у вдовы, тоже именем Соломонии. И стали родные водить ее по церквам: в собор Пресвятой Богородицы и к чудо­творцам преподобным Прокопию и Иоанну. И начали тогда в ней демоны утробу рвать и терзать. А она от того демонского терзания в скорби была. Пожалели ее родные, призвали священника соборной церкви Никиту. Он, при­дя, исповедал и причастил ее Христовых тайн.

И спустя время Соломония выздоровела, и наложил на нее злой враг таковое желание, чтобы идти в дом отца своего. Пробыла она в дому отца своего несколько дней, и в один из дней по захождении солнца пришли нечис­тые духи – темные демоны и стали кликать ее по име­ни: «Соломония! Полонянка!» И голоса их слышали отец и мать ее и все люди, жившие на погосте. И пока была Соломония у отца своего восемь недель, окаянные демо­ны много раз приходили и кликали, как и прежде, и говорили отцу ее: «Поп! Отдай ты нам нашу полонянку, а мы дадим тебе богатства сколько угодно». И снова блудили окаянные: «Нам ее, полонянку, отдали братья наши, водяные демоны, а она нас оболгала и проманула. Если вы ее ныне не отдадите нам, все равно унесем от вас ее в лес». И всю ночь приходили окаянные, кричали и ревели, ломая дом, где она жила.

И в то время было освящение церкви Пресвятой Бо­городицы здесь на погосте. И приезжали на освящение с Устюга священник соборной церкви Никита да протодья­кон Димитрий и иные многие люди. И слышали они вражье кознодейство: как демоны кричали и звали Соломонию. И стали те люди демонов бранить. И каков чело­век в каких речах оспорит их или начнет бранить, то они, окаянные враги, того человека обличают грехами, ка­кие он сотворил, и обнажали так совесть каждого чело­века. И те, стыдясь, ушли.

Отец же снова отвез Соломонию к Устюгу, чтобы ходила она по церквам божьим:  в собор к Богородице,

к праведным Прокопию и Иоанну чудотворцам. Придя, стояла она в церкви во время божественной литургии, и на святом евангелии, и на великом сходе, и на приношении, и на спрошении. А те окаянные демоны, что в ней жили, бросали ее о помост церковный. Люди, видя это, не чаяли, что жива останется. Окаянные же демоны, как свиньи, визжали, и стонали, и иными голоса­ми вслух голосили. Утроба ее в то время сильно взды­малась. С трудом в ум она приходила, но неотступна от церкви божьей была всегда.

И снова явилась к ней во сне преподобная Феодора и наказывала: «Соломония, живи здесь неотходно от града Устюга, и от церкви Пресвятой Богородицы, и от свя­тых преподобных Прокопия и Иоанна никогда не от­ступай, и к отцу своему на Ергу никогда не ходи. Снова унесут тебя демоны, и будут тебе последние горше первых. Да будет тебе ведомо, отчего тебя так тяжко демоны  мучили:   потому что  тебя  поп  пьян   крестил  и половины святого крещения не исполнил. А крестись ты рукою крестообразно и истово, как и прежде, и подобает тебе иметь воистину отца духовного и у него обо всем спрашиваться,  а  в церковь   всегда   ходить   ко   всякому пению. Если не можешь идти, вели себя носить». И, ска­зав это, преподобная стала невидима.

Соломония же, ото сна проснувшись, очень дивилась, но виденного сразу никому не поведала.

После видения того страдала Соломония так же, как и прежде. Мучили ее темные проклятые нечистые духи, жившие в ней, и тогда она вне себя бывала, выбегала из дома своего обнаженная, в разодранной одежде и про­стоволосая и кидалась в воду зимним и летним време­нем. Случавшиеся же здесь люди, когда настигали ее на краю воды, а иногда в воде удерживали, и вытаскивали ее из воды на берег да из проруби на лед, словно мертвую. Утроба у нее тогда бывала как у жены, собирающейся ро­дить, и во чреве ее терзались темные демоны, словно рыбы во мрежах. И видя ее страдания, здесь стоявшие люди дивились и относили ее словно мертвую в дом, где жила она. И мучение это и томление от демонской силы много раз случалось.

И в нынешнем году в святой великий пост принуждена была Соломония с родными своими исповедаться у отца своего духовного священника соборной церкви Никиты и причаститься святых тайн. В тот же день, по захождении солнца, в смятение пришел в ней окаянный демон и начал утробу ее рвать. Она же от боли стала сильно кричать, и прогрыз у нее демон левый бок насквозь, и когда прогрыз, Соломония очнулась и, в ум придя, увидела со­рочку свою окровавленную и показала всем бывшим тут, что сотворил ей демон в ночи. Они же, видев гибель ее от демона, плакали сильно.

Стали утреннюю благовествовать, Соломония же скорбная пошла к утренней, и когда на девятой песне возгласил дьякон: «Богородицу и матерь света песньми
возвеличим!» – начал демон в утробе ее снова метаться и терзать чрево. По отпетии же утренней пошла Соломо­ния в дом и, когда зазвонили к литургии, снова пришла в церковь, и едва стала иконы целовать, живущий в утробе ее демон начал рвать утробу ее. Она закричала и во время чтения святого апостола стала блевать и была во исступлении ума. И когда пришло время святого причас­тия, живший в ней демон начал бить ее о помост церковный. Священник служащий с великим страхом прича­стил ее от Христовых тайн, а люди с трудом держали ее. И начал демон ее устами вопить страшным голосом:
«Сжег меня, сжег меня!». И не скоро Соломония в ум пришла. Вернулась в дом свой Соломония, и с того времени нимало  не  давал  покоя  живущий  в  ней  демон, терзал утробу ее и люто рвал, и мучил ее больше, чем вначале. Прознал он, окаянный, свою гибель. И месяца мая в 27-й день сильно мучима была Соломония от демона и тяжко утомилась, и уснула, и увидела святых и праведных Про­копия и Иоанна, пришедших к ней, и сказали ей святые: «Соломония, молись Прокопию и Иоанну, они тебя вско­ре избавят от такового мучения, Иисусову молитву твори беспрестанно и крестись истово и разумно, крестообраз­но,  как  и  прежде».   И  повелели  ей  молитву Иисусову творить. Демон же, в ней живший, не давал ей молитвы творить. С великим трудом молитву сотворила, и сказа­ли ей святые: «Веруешь ли во Христа?» Она же ответила: «Верую я во Христа».   И   снова спросили  святые:   «Ве­руешь ли  ты  во  Христа?»  Она же сказала:  «Верую  во Христа».   И   в третий  раз   вопросили  ее:   «Воистину ли веруешь?» Она же отвечала:  «Воистину верую  во  Хри­ста». И снова сказали святые: «Слава тебе, Владыко, Христе Боже человеколюбче, ибо еще хочет Соломония твоей рабою быть». И вмиг святые невидимы стали. Проснулась Соломония и никому не поведала видения до времени, пока не исцелилась.

В лето 1779 июля в 8-й день в самую память святого праведного Прокопия после божественной литургии при­шла Соломония в соборную церковь Пресвятой Богородицы и поведала все о себе сама всему освященному собору — Архангельского монастыря архимандриту Арсе­нию и соборной церкви протопопу Владимиру с братией и всем православным, прилучившимся здесь, о том, как она, Соломония, исцеление получила милостию общей заступницы рода христианского: Пресвятой нашей Влады­чицы Богородицы и Приснодевы Марии и святых и праведных Прокопия и Иоанна, устюжских чудотворцев.

В прошлом в 167 году грехов моих ради вселился в меня сатана-дьявол и его демонская сила и обладал мной одиннадцать лет и пять месяцев. И в те годы мучима была я многими муками, и не видела я, грешная, света истинно­го; и солнечных лучей, но был мне всякий день как ночь и к церквам божьим ходила, как пленник связанный. Ни в церкви святой, ни в притворе, ни поющего, ни чтущего голоса не слышала: глаза мои помрачались, уши глохли от страшного демонского наваждения. С тех пор как в первый день коснулся меня вражий демонский синий  пламень,  был в ушах моих шум  великий  во  время божественного пения.

И месяца июля против восьмого числа памяти святого праведного Прокопия пришло ко мне таковое желание, чтобы идти ко всенощному бдению к праведному Прокопию-чудотворцу в церковь послушать о его преславных чудесах; а прежде такового желания у меня не было. И пришла я и стала вне церкви, у северных дверей.

В то время в церкви читали житие праведного Прокопия. Я же постояла здесь мал час, и стал меня брат мой посылать в церковь. С великим трудом вошла я в цер­ковь, возбранилась этому во мне демонская сила. И ска­зала я брату: «Веди меня близ чтущего житие». И по­стояла тут я мал час и внезапно увидела, что гроб свя­того Прокопия словно бы вздрогнул. И жившая во мне демонская сила смутилась и начала вопить в утробе моей, будто малый младенец. И все стоявшие здесь слышали ужасное то вражье кознодейство. Я же не могла в церкви стоять, и побежала, и ушла в притвор святых чудотворцев Козьмы и Демьяна, и была во исступлении ума.

Была я с братом моим и иным неким человеком. Когда же в ум пришла, снова повели они меня в церковь свято­го Прокопия. Я же не могла там быть, противилась этому жившая во мне демонская сила. И начала я кричать изо всех сил: «Не ведите меня в церковь святого Прокопия!» Они же силой меня вели.

Я вырвалась от них и пошла в церковь святого Иоан­на-чудотворца,  и  села близ  гроба,  и увидела,  как гроб святого Иоанна пошатнулся. Очень убоялась я страшного того   видения   и   руками   своими   грешными   коснулась гроба святого Иоанна, и задремала, и увидела во сне свет неизреченный,  и  во  свете  девицу  святолепную  и   пре­красную, ее красоту невозможно описать.  Вошла она в церковь святого Иоанна в полуденные двери возле иконы и приблизилась ко мне, и взяла меня за правое плечо, и сказала: «Господи Иисусе Христе, сыне Божий, поми­луй нас!» Я же ничего не отвечала. Она снова ту же мо­литву повторила, и второй раз, и третий. И сказала мне пресвятая та девица: «Соломония, глаголи «аминь». Я едва отвечала:  «Аминь».  Она же  сказала:   «Отвечай  дважды «аминь». Я отвечала дважды «аминь», «аминь». И вопроси­ла она: «Знаешь ли, кто я?» Я отвечала ей: «Госпожа моя, я тебя не знаю, я, грешная, в скорби великой от живущей во мне демонской силы». И подивилась пресвятая святолепная девица: «Как же ты не знаешь меня? В дом мой приходишь беспрестанно пять лет». Я же, грешная, спро­сила: «Где же, госпожа, дом твой?» Она же сказала мне: «Дом мой соборная и апостольская церковь. Я же нарицаюсь Пресвятая Мария, родившая плотию Иисуса Хри­ста, Творца моего и Бога. Сегодня покажу тебе чудо великое ради предстателей и молебников ко мне праведных Прокопия и Иоанна, устюжских чудотворцев. Ты же молись им беспрестанно ради исцеления своего. Есть ныне в утробе твоей семьдесят бесов, и еще придут на тебя тысяча семьсот бесов, а ты их, окаянных, не бойся, предстательствуют за тебя святые чудотворцы Прокопии и Иоанн, избавят они тебя от демонской силы немощи ной. А крестись ты разумно и внятно крестным знамени­ем, как и прежде того». И снова сказала мне Пресвятая Богородица: «Как станут просить у тебя святые Проко­пий и Иоанн обещания твоего, ты им во всем обещайся сохранить заповеди, что они тебе изрекут». И слушаю я, грешная, а не могу отвечать ей ничего. И сказала Пре­святая Богородица: «Мир тебе, Соломония!» и ушла тем же путем, каким пришла.

Я же, очнувшись от того преславного видения и ужас­ного явления, хотела бежать из церкви, да увидела брата моего, близ стоявшего, и убоялась, но потом укрепилась и села и задремала, и привиделся мне свет великий в церк­ви, какой никогда я прежде не видела, и святой Про­копии, входящий в церковь в западные двери. И когда был он близ гроба святого Иоанна, восстал святой Иоанн из гроба. И подошли ко мне, грешной, и, став передо мною, изрекли святые: «Отойдите, проклятые, от рабы божией Соломонии». И сказал мне святой: «Соломония, молись от глубины сердца твоего заступнице христианской Пречистой Богородице и святым праведным Прокопию и Иоанну и будешь в сей день исцелена. Дай же нам обещание, чтоб тебе к прежнему мужу твоему не идти и за иного также не посягнуть. И будет тебе лютое мучение еще на три часа дневных, и потом исцелишься. И на то время призови к себе двенадцать священников, и. чтоб они над тобой прочитали двенадцать псалтырей в те три часа, и если те псалтыри не исполнятся, призови отца духовного, чтоб тебя он исповедал и причастил Христовых тайн временного ради лютого мучения». Был ж святой Прокопии волосом рус, бороду имел простую и русую, одеяние его было короткое, сапоги на ногах, Иоанн же святой таков был, как и на иконе писан в  виде   странника.   И   снова   сказали   они:   «Мир тебе, Соломония». И пошли от меня и невидимы стали. Я, грешная, очнувшись от того преславного видения и в себя пришедши, пошла из церкви вон, брат же мой и еще некий человек повели меня снова в церковь к свято­му Прокопию, я же стала кричать изо всех сил: «Не водите меня к святому Прокопию!» Они же не послуша­ли, но силой вели меня в церковь. Я же пробыла в церкви мал час и не могла стоять от жившей во мне демонской силы, и снова стала молить брата, чтобы отпустил меня из церкви. Он отпустил меня.

И пришла я в дом, где жила, и была я во исступлении ума, и начала говорить о своем видении, о том, что видела в церкви святого Иоанна-чудотворца, и не было в доме никого, только брат мой возле дома стоял и слушал, о чем я говорила. А я того не знала, что кто-то слышал о моем видении. И когда проговорила все и замолчала, брат мой пошел к церкви Пресвятой Богородицы и поведал отцу моему духовному священнику Никите, что слышал от ме­ня. Тот же повелел меня привести в соборную церковь. Брат мой повел меня в церковь Пресвятой Богородицы и поставил в приделе – в церкви святого Предтечи.

И стал отец мой духовный вопрошать меня о видении, о котором он слышал от брата моего. Я же, помня все видение, не смогла поведать о нем, претило мне в том дьявольское  наваждение.  Тогда брат мой  повелел  надо мной псалтырь читать, и мне наибольшее явилось муче­ние от живших во мне демонов. И не могла я, грешная, слышать   произносимых   слов.   И   стала   кричать, чтобы надо мной псалтыри не читали, а дали бы мне сроку на три часа, и тогда то видение все объявлено будет. Свя­щенники повелели вести меня из церкви к брату моему. Взяли меня брат мой и еще некто другой, вывели из церкви, и была я во исступлении ума, и увидела снова видение преславное и страшное: на правой стороне свя­щеннический и дьяконский чин идут и поют, и крест и Евангелие несут с кадилами и фимиамом, а на левой стороне  вижу демонов  многое  множество,   а лицами  они, окаянные изуверы, черны, и сини, и страшны, и было их туча великая, и на лицо мое те окаянные плевали и смор­кались. Я же от прихода тех страшных изуверов ничуть не пострадала молитвами Пресвятой Богородицы и святых и праведных Прокопия и Иоанна.

Повели меня в дом, где жила, и стала я просить позвать отца духовного. Пришел же ко мне отец мой духовный и исповедал меня и причастил святых тайн страшного ради моего мучения, благословил и отошел от меня.

И потом пришли священники и дьяконы читать псал­тырь над мной и увидели меня словно мертвую, а чрево мое вздулось, и, глядя на меня, все плакали о моей погибели. И вот внезапно воссиял свет неизреченный там, где я лежала, и увидела я юношу, идущего в дом мой и свечу несущего, а за ним шли Прокопий и Иоанн. И, став у изголовья моего, говорили святые мужи между собою. Я же того не ведала, о чем они говорили.

И снова приступил ко мне святой Прокопий и пере­крестил рукой своей утробу мою, а святой Иоанн, держа в руке копейцо малое, приступил ко мне и рассек утробу мою, и взял из меня демона и подал его святому Прокопию. Демон же начал вопить громким голосом и виться в руке его. А святой Прокопий показал мне демона и ска­зал: «Видишь, Соломония. Видишь ли демона, который был в утробе твоей!» Я же глядела на демона — лицом он был черн, и хвост был у него, уста его были толсты и страшны. Положил Прокопий его, окаянного, на помост и заколол кочергой. Святой Иоанн снова стал вынимать де­монов из утробы моей и отдавать святому Прокопию. Тот же закалывал их по одному. И сказали святые: «Соломо­ния, ныне мы у тебя изъяли половину демонской силы вражьей, а совершенное исцеление примешь в дому нашем у гроба святого Прокопия». И снова сказали святые чудотворцы: «До нареченных трех часов не подобает нам здесь оставаться». И отошли от меня, и невидимы стали. И тогда начали у святого Прокопия молебны совер­шать и воду святить архимандрит и игумены, и протопоп со всеми освященными соборами. В то время и меня, грешную, принесли сюда в церковь, к гробу святого Прокопия. Ничем же я, грешная, не могла двинуть, ни руками, ни ногами, ни языком проговорить, но словно мертвая была от демонской силы, жившей во мне.

И внезапно осветил меня свет великий, и явились свя­тые Прокопий и Иоанн. И стали передо мной, как и прежде стояли. И сказал святой Иоанн святому Прокопию, чтобы тот резал утробу мою да у меня, грешной, сорочки не окровавил и церкви божией не осквернил. И отвечал святой Прокопий: «Не окровавится Соломония, и дом мой не будет окровавлен от вражьей силы». И стал святой Иоанн изымать из той раны демонов, как и прежде. Святой же Прокопий принимал их и бросал на помост церковный, и давил их ногою своею. И вопросил святой Прокопий святого Иоанна: «Чиста ли утроба Соломонии от демонов?» И отвечал святой Иоанн: «Чиста, и нет порока в ней». Святой же Прокопий заглянул сам в утробу мою, чтобы была чиста. И сказал святой Прокопий: «Славно Бог прославился!» То же и святой Иоанн изрек: «Славно Бог прославился!» И снова обратились ко мне святые: «Скажи и ты, Соломония: «Славно Бог прославился!» Язык мой двинулся, и я сказала: «Славно Бог прославился!» Тогда сказал мне святой Прокопий: «Здравствуй, Соломония, до великого Божьего суда», и благословил меня рукою своею и изрек: «Пусть будет наше благословение с тобою отныне и до века». И пове­лел мне святой Прокопий: «Соломония, иди к правому крылосу, сотвори молитву Иисусову и скажи: «Славно Бог прославился!» По изречении сего святые невидимы стали.

Я же от того преславного видения в себя пришедши, увидела в церкви солнечный свет и, оглядев всю церковь и образы, спросила брата своего: «Во церкви ли стою или видение вижу?» Отвечал мне брат: «Во церкви стоишь святого Прокопия на литургии, и чтется святое Евангелие». Увидела я гроб святого Прокопия и возрадовалась радостью великой, и поклонилась гробу святого Прокопия, припав, стала молиться и в помощь его при­зывать: «О, святой Божий праведный Прокопий! Не пре­зрел ты меня, грешную, но взыскал, как овцу погибшую, от насилия вражия изъял». В утробе моей не было боль­ше силы вражьей, и стала я словно никогда не страдала, и язва, бывшая от дьявольского прогрызения, исцелилась, и отныне здорова я, как и сказал святой».

О сием преславном чуде Пресвятой Богородицы и святых и праведных чудотворцев Прокопия и Иоанна уз­нав, священноначальники и весь освященный собор, град­ские воеводы и народ прославили Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и Пречистую Его Богоматерь Пресвятую Богородицу, и святых праведных Прокопия и Иоанна. И пели молебны со звоном в соборной церкви Пресвятой Богородицы, и оттоле пришли с крестами в, церковь святого праведного Иоанна и также молебны пели со звоном, с верою и со слезами, чтя преславное и великое чудо Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии и святых и праведных преславных чудотворцев Прокопия и Иоанна. И, торжествуя светло, отошли все в домы свои, славя святую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Written by Alexander Bausk

February 4, 2011 at 10:38 am

Posted in Uncategorized

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: